Депутаты фракции «СР» задали вопросы Министру строительства и ЖКХ РФ Михаилу Меню

справедливое жкх

30 ноября в Государственной Думе в ходе «правительственного часа» с информацией выступил Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации Михаил Мень. Вопросы министру задали Александр Бурков, Олег Нилов, Олег Шеин. Александр Бурков: – Уважаемый Михаил Александрович, вы сказали о большой программе переселения. Михаил Александрович, прошу прощения. Но фракцию «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» интересует такой вопрос. Каково сегодня количество аварийного и ветхого жилья, которое было признано таковым в период с 1 января 2012 года по настоящее время? И, самое главное, за счёт каких средств планируется отселение граждан из этого аварийного жилья? И через какую организацию будет проходить финансирование при том, что Фонд реформирования будет ликвидирован к концу 2017 года? Спасибо большое. Михаил Мень: – Первое, что хочу сказать, оценки, конечно, у нас такие есть. Порядка 7,5 млн квадратных метров жилья признаны аварийными в период с 1 января 2012 года по сегодняшний день, большой объём. И мы сегодня ждём политического решения Правительства о дальнейшем механизме по расселению аварийного жилья. Вы совершенно правильно говорите, что Фонд содействия реформированию ЖКХ планируется к завершению своей работы в сентябре будущего года. Но пока конкретных политических решений о том, будет ли продолжена его работа, или он, действительно, будет закрыт в предусмотренный срок, нет. Время ещё есть. У нас есть определённые наработки по новым подходам к расселению аварийного жилья. Но они пока наши внутренние, министерские. Мы готовы с ними ознакомить. Но, я думаю, что нам нужно дождаться определённых политических решений от руководства Правительства, какой будет дальнейший алгоритм по расселению аварийного жилья. Спасибо. Олег Нилов: – Михаил Александрович, в стране уже начались бунты против вашего и Минсвязи проекта ГИС ЖКХ, который вступает в силу в 2017 году. Много проблем, технических нестыковок, но в очередной раз благое намерение не опробовано на пилотном проекте. Но главное – осуществляться предполагается этому проекту за счёт граждан, так как нужно найти две-три ставки дополнительных, да ещё плюс штрафы 30-тысячные за ненадлежащее исполнение этого указа. Не считаете ли вы, что пока это массовое протестное движение не переросло в настоящие восстания, следует отложить хотя бы на год введение этого закона, опробовать пилот на одном регионе, и, самое главное, подсчитать затраты и найти источник финансирования этой идеи? Спасибо. Михаил Мень: – Спасибо за вопрос. Первое. Я хочу сказать, что примерно понимаем, кто бунтует. Это бунтуют сами управляющие компании. Но, с одной стороны, это так, с другой стороны, в их защиту тоже можно сказать, что сегодня не бьются многие базы данных. Вообще, страна никогда такой глобальный проект, как ГИС ЖКХ, не делала. И мы, по сути, вместе с нашими коллегами из Минкомсвязи делаем огромный по своим масштабам проект. Представляете, это каждый многоквартирный дом, каждая управляющая компания, каждая ресурсоснабжающая организация должна быть в этой системе, должна давать туда данные. И мы будем добиваться того, чтобы эта система заработала, потому что ЖКХ выйдет на нормальный уровень обслуживания населения только тогда, когда оно станет максимально открытой системой. Мы в министерстве убеждены в этом. Только открытость может дать определённый результат. Есть проблемы, есть сложности. В связи с этим отвечаю уже на конкретный ваш вопрос. Принято решение о поэтапном введении в эксплуатацию данной системы. Она уже технически в эксплуатации находится, имеется в виду обязательность и штрафные санкции, до конца 2018 года. То есть в течение двух лет она будет постепенно наполняться. Но мы будем настаивать на том, чтобы все управляющие компании, ресурсоснабжающие организации заносили туда исчерпывающую информацию. Ещё раз повторю, что одна из самых важных и главных проблем здесь – это несоответствие некоторых баз наших органов государственной власти, и это серьёзно усложняет работу. Но мне кажется, что мы это делаем не для управляющих компаний, не для ресурсоснабжающих организаций, а делаем для людей, для того, чтобы не появлялись двойные платёжки, для того, чтобы люди чётко видели, что абсолютно всё прозрачно. Это наша задача, она очень не простая, повторюсь. Поэтому мы специально головным поставили Минкомсвязи, такое решение в Правительстве было принято, потому что всё-таки IT-технологии – вещь достаточно специфическая, и здесь нашему министерству, где таких специалистов нет, было бы сложно реализовать данный проект. Очень рассчитываем на профессионализм наших коллег из Минкомсвязи. Проект крайне важный для страны. Олег Шеин: – Михаил Александрович, во-первых, спасибо большое за принципиальное решение по переносу введения штрафов по ГИС ЖКХ. Никто не против публичности, но сегодня система выглядит перегруженной совершенно ненужными данными, их надо облегчать. Вопрос о другом. Лет десять назад я был в командировке в Таллине и столкнулся с их замечательной системой управления коммунальным хозяйством, где есть и жилищные товарищества, и система кредитов на ремонт, и энергосервис. Там одна проблема: они отдали французам в концессию местный водоканал и ничего не могут с этим сделать. Поэтому растут тарифы, поэтому не ремонтируются сети. И мы рискуем пойти тем же путем. Известна сложная история в Перми, где господин Вексельберг через тайные для горожан соглашения взял водоканал в концессию до 2054 года. Воронеж с конфликтами, Ижевск, насколько я знаю. Вопрос: не находите ли вы, что всё-таки нужно ослабить давление на региональные и местные власти? И если уж они сами по себе хотят заключать государственно-частное партнёрство, оно: а) должно быть обязательно прозрачным перед населением с публикацией всех этих концессионных соглашений в публичном пространстве; и б) проходить только через самые глубокие общественные слушания и только при их положительном решении. Спасибо большое. Михаил Мень: – Спасибо большое за вопрос. Вы понимаете, дело в том, что последние изменения в закон о концессиях, которые приняты с точки зрения того, что субъекты Российской Федерации становятся третьей стороной при заключении концессионного соглашения, мне кажется, отвечают на целый ряд моментов, которые прозвучали в вашем вопросе. Потому что, действительно, концессия подразумевает полную публичность. По Перми были вопросы. По Воронежу на самом деле неплохо идёт. И, конечно, тоже есть вопросы, но мне кажется, что всё-таки те цифры, о которых я говорил в выступлении по снижению аварийности, а самое главное, по снижению потерь – это, безусловно, положительная тенденция, на неё мы будем опираться и от неё будем отталкиваться. То, что касается повышения тарифов, здесь за это в первую очередь отвечает ФАС у нас в стране, вы знаете, раньше была Федеральная служба по тарифам, сегодня её полномочия переданы в ФАС. Но я могу ответить за ФАС, то, что всё-таки у нас существует система сдерживания роста тарифов именно через ограничения предельного индекса совокупного платежа граждан и никто его превысить не может. Этот механизм в течение двух лет работает и он, наверное, не идеален, но он единственно возможный, на наш взгляд, и он работает неплохо, он, конечно, не позволит того, о чём вы говорили, что было в Таллине. Очень чётко надо прописывать условия концессионного соглашения, для этого тоже третья сторона введена в виде субъекта Российской Федерации. Очень часто в муниципалитетах нет достойных юристов. И, конечно, субъект здесь может оказать исчерпывающую помощь. Помимо этого у нас есть и общественные организации, которые могут помогать формировать определённую конкурсную документацию, мы готовы помогать, в конце концов, что и делает очень часто наш департамент, выезжает на место. Здесь это новая тема для нас относительно концессий, да? Но напомню, что для России не новая, потому что ещё в дореволюционной России там все железные дороги были по концессиям построены, и очень много чего было, и водоканалы были построены именно по институту концессии. Мне кажется, что нужно двигаться в этом направлении, сложно, согласен, что риски есть очень серьёзные, но нам кажется, что всё-таки нельзя в частную собственность отдавать жизнеобеспечивающую инфраструктуру, а концессия подразумевает, что инфраструктура остаётся в публичной собственности и отдаётся в управление. Мне кажется, человечество недаром изобрело этот механизм, мы будем отталкиваться от этого механизма.

Источник: СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
http://www.spravedlivo.ru/5_79754.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *